ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Что, по Вашему мнению, является препятствием для развития бизнеса в Ульяновской области?

Доклад Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области А.Ф. Павлова на координационном Совете по реализации антикоррупционной политики в Ульяновской области 21 ноября 2011

О мерах по повышению эффективности антикоррупционной работы в Ульяновской области

Эффективность противодействия коррупции применительно к полномочиям и функциям Уполномоченного по противодействию коррупции заключается в повышении эффективности действия элементов созданной в регионе организационной структуры по выявлению и последующему устранению причин коррупции.

Членам координационного Совета представляем в брошюрах полный отчёт о её деятельности по итогам девяти месяцев 2011 года. Поэтому прокомментирую кратко лишь основные итоги действия её элементов.

Антикоррупционный анализ проектов нормативных правовых актов. Это работа по устранению коррупциогенных факторов в законодательстве, создающих условия и обеспечивающих использование чиновниками служебного положения в личных целях. Без качественного выполнения этой работы добиться снижения уровня коррупции невозможно.

Такому виду анализа по выявлению в нормативных правовых актах факторов, которые при правоприменении могли бы стать причиной коррупции, подверглось в сельских и городских поселениях 3577 документов (это 82,2 % от разработанных; по итогам 2010 года 30,1 %); в муниципальных районах и городских округах 2514 документов (это 87 % от разработанных; по итогам 2010 года 78,3 %).

В исполнительных органах государственной власти антикоррупционной  экспертизе подверглись 1452 документа (это 83 % от разработанных). В аппарате Уполномоченного антикоррупционному анализу за 9 месяцев 2011 г. подверглись 902 документа (в прошлом году было 638) - это проекты практически всех нормативных правовых актов областного уровня. Процент коррупционности по проектам нормативных правовых актов исполнительных органов государственной власти за прошедший период снизился с 23,5 % до 14 %. Все выявленные коррупциогенные факторы в проектах документов всех уровней, разработанных исполнительными органами государственной власти, безоговорочно устранялись. Был лишь единственный случай преодоления вето Уполномоченного в соответствии с Порядком проведения экспертизы и единственный случай протеста прокурора по действующему и прошедшему экспертизу акту с подменой его содержания специалистами одного из исполнительных органов государственной власти на непрошедший экспертизу. Виновники были наказаны в дисциплинарном порядке.

Проекты НПА с коррупциогенными факторами регулировали финансовые потоки в размере 31,1 млрд. рублей; 47 из них могли бы привести к финансовым потерям на сумму более 2,9 млрд. рублей, 78 - содержали возможность для получения взятки. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года размеры регулируемых проектами НПА финансовых потоков выросли с 9,5 млрд. рублей в 3 раза и почти в 3 раза увеличилась сумма возможных финансовых потерь. Тем не менее, удельный вес документов, где были коррупциогенные факторы с возможностью финансовых потерь, сократился с 3,1 до 2,6. Сократилось и их количество с 56 до 47. И это при том, что эксперты стали активнее использовать предоставленное областным законом «О противодействии коррупции» право проводить не столько собственно антикоррупционную экспертизу, сколько всесторонний антикоррупционный анализ с изучением финансовых и иных последствий принятия нормативных правовых актов. Это позволило более эффективно устранять типичные коррупционные риски в проектах ОЦП в части отсутствия обоснования расходов, завышения предполагаемой стоимости осуществления мероприятий или закупки товаров. Были случаи, когда одним из проектов ОЦП планировалась закупка компьютерной техники по цене, в 3,5 раза превышавшей среднерыночную; другим предусматривалась закупка школьных пластиковых окон по цене 9 тыс. рублей за 1 кв. м оконного блока при реальной стоимости 6,5 тыс. рублей. И таких примеров можно привести немало.

Безусловно, на значительное увеличение регулируемых финансовых потоков повлияло и возросшее почти в 3 раза количество разрабатываемых проектов об утверждении либо внесении изменений в областные целевые программы, которые являлись наиболее финансовоёмкой зоной повышенного коррупционного риска. Понимание этого инициировало предложение по созданию Комиссии по областным целевым программам с участием руководителей Счётной и Общественной палат, Уполномоченного по противодействию коррупции, руководителей финансового блока Правительства области, ответственных за формирование, распределение и использование финансовых ресурсов, и с возможностью привлечения независимых экспертов на платной основе. На сегодняшний день проведено 30 заседаний этой комиссии. Треть проектов была возвращена на доработку; половина из оставшихся была принята после устранения замечаний без повторного рассмотрения, и только пятая часть (среди них были и повторно внесённые) была одобрена комиссией без замечаний. В целом, в результате деятельности комиссии можно считать условно сэкономленными более 8,5 млрд. рублей средств областного бюджета, запрашиваемых на реализацию областных целевых программ. Это те средства, которые могут быть направлены дополнительно на решение насущных социальных вопросов населения Ульяновской области.

Конечно, итоги работы Комиссии требуют дополнительного осмысления и оценки с привлечением руководителей министерств и ведомств, и, если это будет возможно, Сергей Иванович, - с Вашим участием. Тем более, что возникает необходимость распространить практику независимой экспертной оценки не только проектов целевых программ, но и реализации их. Приведу пример реализации целевой программы «Чистая вода» в с. Акшуат Барышского района. Есть проект, есть его экспертиза, есть положительное решение комиссии, есть аукцион, есть договор технического надзора, есть акт выполненных работ. Но есть и обращение к нам о том, что с работой водопровода есть проблемы. И они начались после аукциона, когда при сниженных в три раза ценах на реконструкцию водопровода объём работ остался тот же. И продолжились при реконструкции его из-за отсутствия контроля за объёмом и качеством работ. И стало очевидным, что нужна уже экспертиза с участием федеральных силовых структур и Счётной палаты. Поэтому лучше, если текущий контроль за реализацией целевых программ подкрепить формированием контрольных структур, которых в министерствах строительства, энергетики и жилищно-коммунального комплекса пока нет, с введением для оплаты труда их инспекторов целевых показателей эффективности использования бюджетных средств. А может быть, и не только инспекторов этих министерств и вообще не только инспекторов, если следовать логике проекта постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Правил установления показателей результативности профессиональной служебной деятельности федеральных государственных гражданских служащих, оплата труда которых производится в особом порядке, и Методики оценки результатов профессиональной служебной деятельности федеральных государственных гражданских служащих, оплата труда которых производится в особом порядке».

Об опыте антикоррупционного анализа в Ульяновской области был сделан доклад на коллегии Министерства юстиции РФ по Приволжскому федеральному округу в октябре этого года, проходившей с участием заместителя Министра юстиции РФ.

В конце первого полугодия появились предложения по формированию банка данных зон повышенного коррупционного риска, введению для должностных лиц дисциплинарной ответственности за неэффективное использование средств областного бюджета, вынесения Уполномоченным предостережения руководителям, допустившим своим действием или бездействием появление причин коррупции. Нормативно-правовой базы правоприменительной практики по реализации этих предложений в России, как показал проведённый мониторинг, не существует. Законодатель предусмотрел использование мер дисциплинарной ответственности должностных лиц за неэффективное использование ресурсов и указал на эти меры. Но главное не в силе наказания; главное - в построении системы его неотвратимости.  Поэтому потребовалась почти трёхмесячная работа по формированию этой системы, подготовке методических рекомендаций и внедрению их через распоряжение Губернатора. Сейчас подготовка этих предложений к законодательному оформлению завершена, и они, надеемся, будут вынесены как поправки к областному Закону «О противодействии коррупции» на заседании Законодательного Собрания 27 ноября с последующим оформлением подзаконных актов для их внедрения.

Ясно, что достижение эффективности при внедрении этих трёх предложений будет зависеть от качества исполнения ранее принятых распоряжений и поручений Губернатора по повышению эффективности антикоррупционной политики, т.к. они формируют основу для внедрения в практику антикоррупционной работы объявления руководителям предостережения о неустранении причин возможного возникновения коррупции, дисциплинарной ответственности за неэффективное использование бюджетных ресурсов и базу данных зон повышенного коррупционного риска. Поэтому предлагаю провести тщательную ревизию их исполнения и устранить выявленные недоработки. 

Зависеть это будет и от адекватных усилий и временных затрат по антикоррупционному анализу действующих нормативных правовых актов, который невозможно провести без оценки на коррупционность всех ведомственных документов нормативного и ненормативного характера, изданных для его исполнения, а это в свою очередь будет зависеть от возможности привлечения труда дополнительных экспертов хотя бы по трудовому соглашению, но затраты на это, считаю, будут вполне окупаемы. Кроме этого, появится возможность единовременного планирования и проведения, комплексного анализа эффективности использования бюджетных ресурсов для трёх структур: Счётной палат, Уполномоченного по противодействию коррупции и департамента контроля Правительства области.

В целом, наша практика работы прошедших лет по повышению эффективности мер антикоррупционной политики, принятые недавно и вероятность появления новых федеральных инициатив в этом направлении приводят к пониманию необходимости коренной переработки Закона Ульяновской области «О противодействии коррупции» с включением в план законопроектной деятельности на 2012 год.

Сегодня можно со всей уверенностью говорить о том, что во многих муниципалитетах и ИОГВ присутствует понимание важности работы и по другим элементам организационной антикоррупционной структуры, а именно: средствам массовой информации, общественным Советам, антикоррупционному воспитанию и образованию в школах области. Подтверждением тому служат показатели антикоррупционной деятельности по итогам 9 месяцев 2011 года: только в муниципальных печатных СМИ в общей сложности были опубликованы 450 антикоррупционных материалов, что более чем вдвое превышает аналогичный показатель 2010 года; проведено 151 заседание муниципальных общественных Советов по профилактике коррупции, в которых приняли участие около 2,5 тысяч человек, были рассмотрены более 450 вопросов, при этом по 345 из них руководителям органов местного самоуправления были даны конкретные рекомендации. В 2010 году таких заседаний прошло в 2,5 раза меньше, а количество участников этих заседаний не превышало 600 человек. 

Есть хорошие примеры активной практической работы этих советов в Чердаклинском районе с их принципиальной позицией по земле, торговле ликёроводочными напитками в объектах социального назначения и существовании игорных заведений; в Вешкаймском районе по незаконному отчуждению коллективного земельного и имущественного комплекса в частные руки с последующей его перепродажей и разорением, формированием тарифов по сбору и утилизацией отходов. Энергично работает общественный Совет в Цильнинском и ряде других районов. Быть может, дополнительные возможности для повышения эффективности антикоррупционных общественных формирований даст разрабатываемый сейчас проект федерального закона «Об общественном контроле».

Общей целью и главной задачей на 2012 год для таких элементов организационной структуры противодействия коррупции, как антикоррупционные общественные формирования, средства массовой информации, работа с обращениями граждан, содержащими коррупционные признаки, остаётся решение проблемы построения эффективной обратной связи властных структур с гражданами.

Исхожу из того, что на общем фоне достигнутого за прошедший период очевидного прогресса по информированию общественности о предпринимаемых в муниципальных и региональных исполнительных органах власти мерах по предупреждению коррупционных проявлений, увеличению количества и качества рассмотренных на заседаниях антикоррупционных общественных советов вопросов, связанных с устранением причин коррупции, даже лидеры антикоррупционной работы в зонах повышенного коррупционного риска не замечают появления причин коррупции. Она впоследствии перерастает в коррупционные правонарушения и выявляется правоохранительными и надзорными органами. В Сенгилее отсутствие генерального плана застройки привело к вольному распоряжению землёй и, думаю, не без личной выгоды бывших районных архитекторов. Это привело к разбирательству вопроса о застройке всей береговой зоны, о выдаче технических условий на коттеджное строительство по урезу воды уже с участием природоохранной прокуратуры и контрольных органов.

Причина такого развития событий кроется в слабом пока реагировании руководителей вышеназванных элементов на мнение граждан о негативных последствиях принятых управленческих решений, на появление причин или уже проявления коррупции, и в не принятии мер, обеспечивающих их устранение, что во многом зависит и от реакции органов муниципальных образований на факты, создающие условия для коррупционных проявлений, выявленные в ходе процедур общественного контроля и степени использования ими мер персональной ответственности должностных лиц, допустивших или совершивших коррупционные проступки.

Поэтому рейтинговая система на 2012 год будет выстроена таким образом, чтобы максимально стимулировать элементы антикоррупционной организационной структуры на формирование эффективной обратной связи. В конечном счёте это должно повысить уровень оценки населением принимаемых властью антикоррупционных мер и станет весомой составляющей в оценке населением уровня коррупции на территории области и её муниципальных образований. В этой связи нас сильно беспокоит позиция редактора официальных печатных органов администраций Старомайнского и Чердаклинского районов, который не стремится к исполнению законодательных актов о противодействии коррупции. Хотелось бы, чтобы это стало предметом обсуждения в департаменте массовых коммуникаций Министерства внутренней политики области.

Нас не устраивает отсутствие заинтересованности в развитии форм общественного влияния на коррупционную обстановку со стороны глав администраций Кузоватовского и Инзенского районов, где безответственность в подборе руководителей антикоррупционных общественных советов и частая их сменяемость привели к катастрофическому снижению уровня антикоррупционной работы этих советов.

Сегодня антикоррупционное воспитание органично вплетено в тематические планы учителей по учебным предметам гуманитарного профиля. По данным мониторинга за 9 месяцев 2011 года, элементы антикоррупционного обучения по учебным предметам «История», «Обществознание» реализовывались в пределах от 92% до 95%, а по учебному предмету «Литература» - на уровне 70% от общего числа средних и основных общеобразовательных школ Ульяновской области. Напомню, что в сентябре 2010 года мы только начали эту работу.

Тем не менее, рассматривая перспективы реализации элементов антикоррупционного образования в учреждениях общего среднего (полного), а также начального, среднего и высшего профессионального образования в Ульяновской области, необходимо напомнить об обязательствах по исполнению областной целевой программы «Противодействие коррупции в Ульяновской области» в части распространения антикоррупционного образования на все государственные учреждения начального и среднего профессионального образования в регионе, которые до сей поры не исполнены Министерством образования Ульяновской области.

Следует заявить о необходимости вовлечения в общественно-значимые мероприятия антикоррупционной направленности широких слоёв молодежи, подключения молодежных общественных движений, объединений и союзов к общественной антикоррупционной работе. Сформировать и реализовать такой комплекс антикоррупционных мероприятий в молодежной среде вполне по силам департаменту по молодежной политике Министерства образования Ульяновской области, и он должен быть сформирован и представлен в формате отдельного раздела в составе областной целевой программы по противодействию коррупции в Ульяновской области на 2013-2015 годы.

Подводя итоги краткого анализа эффективности работы элементов организационной структуры противодействия коррупции, хочется обратить Ваше внимание на контрастность итоговых результатов.

У первой пятерки среди них (Мелекесский, Вешкаймский, Цильнинский, Чердаклинский районы и г. Димитровград) сумма балов от 1834 до 922.

У последней среди них (Новоспасский, Сенгилеевский, Тереньгульский, Майнский и Радищевский районы) сумма балов от 403 до 309, а в Старокулаткинском районе вообще в 4 раза меньше - всего 70 баллов.

Группа лидеров и группа аутсайдеров на протяжении этого года постоянна в своей динамике. Но у первой она выражает стремление быть лидером и постоянно совершенствоваться; у второй стремление к самоубеждению в том, что толку от противодействия коррупции, чтобы они ни делали, никакого не будет. И убедили себя ничего не делать или превратили эту работу в формализм.

При этом сразу по нескольким направлениям антикоррупционной работы в 2011 году хронически недорабатывает целый ряд муниципальных образований. К примеру, Радищевский район занимает только 22-е место по эффективности работы общественного Совета по противодействию коррупции, только 23-е место по эффективности информационной антикоррупционной работы со СМИ, только 23-е место по эффективности реализации элементов антикоррупционного образования в муниципальных общеобразовательных школах. Тереньгульский район по эффективности проведения антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов в течение всего 2011 года занимает 24-е, последнее, место в рейтинге, по эффективности работы общественного Совета по противодействию коррупции - 20-е место. Сурский район по эффективности реализации элементов антикоррупционного образования в муниципальных общеобразовательных школах весь 2011 год находится на «почётном» 22-м месте, а город Новоульяновск с 18-го места по эффективности проведения антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов в 1-м квартале 2011 года съехал на 21-е место уже во 2-м квартале, где по сегодняшний день и пребывает.   

К великому сожалению, среди них оказался и Новоспасский район, который стал последним по 4-м элементам из 7-ми, несмотря на предупреждения и рекомендации, высказываемые неоднократно и лично А.С. Вражнову по подбору кадров и воспитания их ответственности. И эта беда характерна для всех отстающих.

Аналогичная картина складывается и по исполнительным органам государственной власти. Только отрицательной динамикой по всем элементам характеризуется работа в Министерстве образования. Стремительно теряет свои позиции Министерство энергетики и ЖКХ. Уже полгода после смены руководства выстраивается работа в Министерстве искусства и культурной политики. Если причина такой ситуации кроется в убеждённости относительно бесперспективности антикоррупционной работы, то это по меньшей мере недальновидно даже с точки зрения статусного самосохранения. Через муниципальные и государственные органы исполнительной власти проходят многомиллионные финансовые потоки; они контролируют и распоряжаются огромным имущественным комплексом и природными ресурсами. Эффективность управления ими отражается на все направления жизнедеятельности населения. Это огромная зона соблазнов для коррупционных действий. Это поле для формирования общественного мнения в отношении порядочности и компетентности руководителей органов власти. Поэтому потеря контроля за реализацией антикоррупционных мер или самоустранение от этого вида деятельности может быть чревато серьёзными последствиями. Примеры этого в регионе уже есть.

Завершая своё выступление, должен отметить, что система оценки эффективности действий элементов организационной структуры на территории области сложилась, и она работоспособна. Но она оценивает только качество выполнения требований законодательства, а это лишь часть многогранной работы по снижению уровня коррупции, в которой задействовано множество других ведомств и организаций, возглавляемых в том числе и членами координационного Совета. Поэтому поставлена задача оценивать работу по противодействию коррупции через усилия множества субъектов и факторов и в полном объёме, чтобы обеспечить связь между антикоррупционными мерами и оценкой коррупции. И таким образом впервые в России в основу антикоррупционного мониторинга закладывается принцип управления по результатам как системы обеспечения действенной антикоррупционной политики. Это позволило бы дать новый сильный импульс в её развитии, повысило бы заинтересованность и состязательность в её осуществлении.

Мы сделали попытку создать такой универсальный и комплексный измеритель коррупционности территории, пригласив к участию в его разработке специалистов Национального института системных исследований проблем предпринимательства, одним из направлений деятельности которого является исследование уровня коррупции. Предварительный результат этой работы был размещён на прошлой неделе на нашем сайте, а сегодня мы выносим его для рассмотрения и оценки членами и другими участниками заседания координационного Совета.

 

Спасибо за внимание!

 

 

 

    Главные новости

    16.10.2018
    В Ульяновской области стартует отбор антикоррупционных проектов, разработанных некоммерческими организациями для предоставления грантов в целях их финансового обеспечения и поддержки

    16.10.2018
    Жителям Ульяновской области предлагают разработать проекты, направленные на профилактику коррупции, реализация которых будет поддержана за счет средств регионального бюджета

    16.10.2018
    Объявление для социально ориентированных некоммерческих организаций, принимающих участие в проведении на территории Ульяновской области единой государственной политики в области противодействия коррупции о начале отбора лучших антикоррупционных проектов для предоставления грантов в форме субсидий из областного бюджета Ульяновской области в целях их финансового обеспечения и поддержки

    16.10.2018
    Информация о проведении конкурсного отбора разработанных гражданами проектов, направленных на профилактику коррупции в Ульяновской области

    15.10.2018
    Информация о работе Уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области

    ...все новости →

     

    Новости и события

    21.11.2016
    В Ульяновской области будет активизирована деятельность молодежных антикоррупционных формирований!

    21.11.2016
    Выявляются коррупционные зоны, а виновные привлекаются к ответственности. В Ульяновской области подведены итоги антикоррупционной работы за 9 месяцев 2016 года

    18.11.2016
    В Ульяновской области обновили Анимированную антикоррупционную карту

    ...все новости →